?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у victor_vos в Часть-3.О вырождении русского народа
Продолжение. Начало Часть-1, Часть-2русские_1
Сейчас информационное оружие ежечасно используется против нас уже с противоположной целью: удержать от выступлений против существующего антинародного правительства, лишить воли к сопротивлению, насколько это возможно – «денационализировать» русский народ «общечеловеческими ценностями» и дебилизировать его посредством СМИ, навязать чуждую ему и изначально порочную псевдокультуру. Одним словом – всемерно способствовать нравственному вырождению русского народа, вслед за которым неминуемо придёт и физическое вырождение. С высоты сегодняшнего дня мы определённо можем сказать, что информационная агрессия, не встретившая надлежащего отпора, может буквально превратить народ в стадо, в быдло, и создать все предпосылки для его ускоренного вырождения и вымирания. В связи с изобретением электронных СМИ возможности для применения информационно-идеологического оружия возросли на порядки, и ныне с полным основанием это оружие, применяемое против нас через ТВ, радио и газеты, можно отнести к самому опасному средству массового поражения, с каким не сравнится по смертоносности ни ядерная бомба, ни отравляющие газы, ни бактериологическое оружие. Оно убивает душу, разъедает её «жидовством», ленью и беспринципностью, подменяет истинные ценности ложными. Ни один народ не сможет прожить долго, если большинство его составляют особи с доминированием подобных «качеств». Отмечу особо, что народ, сохранивший чистоту крови, вряд ли подвержен воздействию этого оружия – он будет отрицать ложные «ценности», его истинная национальная природа не даст ему обмануться. Но народ, уже начавший вырождаться, против идеологического оружия совершенно беззащитен.

А потому, если русские намерены бороться за своё выживание в нынешних условиях, то, первым делом, факт вырождения русского народа необходимо признать, чтобы начать борьбу с этим явлением.

Упадок, постигший сейчас страну и народ, находит своё выражение буквально во всём, но прежде всего – в ослаблении связей, некогда связывавших людей в единый целый организм. Именно это явление и заставляет ныне многих говорить о якобы свойственной всем русским неорганизованности и неспособности к объединению. Дело как раз в том, что нынешнее время – видимо, как раз и есть тот период, когда, согласно законам природы, пассионарность любого народа находится как бы в спящем состоянии, перед будущим подъёмом. Цитируемый уже мною В.А. Мошков назвал этот период «железным веком», причём в худшую половину этого века (как раз в ту, в которую мы сейчас живём) ситуация в стране представляет из себя буквально ад на земле: «…Сущность каждого упадка состоит в постепенном ослаблении всех уз, связывающих между собою членов государства, и в стремлении его разложиться на составные элементы. Элементы общества скрепляются между собою в государстве нормальном, здоровом или, что то же, переживающем подъем, не внешними искусственными связями, как мы думаем, не силой, не репрессалиями, не правительством, не режимом, а невидимыми, но несравненно более крепкими нитями любви и симпатии…С наступлением упадка в государстве все эти связи ослабевают, начиная с высших. Прежде всего исчезает любовь к правительству, за нею – любовь к родине, потом к своим соплеменникам и, наконец, в конце концов, исчезает привязанность даже к членам своей семьи…

Далее … даже узкий патриотизм мало-помалу сменяется ненавистью и презрением ко всему своему и стремлением заменить его чужим, иностранным. В это время является неудержимая страсть к заимствованиям всякого рода, которая по временам принимает форму простого обезьянничанья. Даже национальный язык подвергается тоща презрению, переполняется словами и выражениями из чужих языков и может замениться иностранным, если к тому представляется хоть малейшая возможность. Той же судьбе подвергаются и другие невидимые общественные связи.

Гениальные и талантливые люди перестают появляться в вырождающемся обществе, и во главе его становятся тогда посредственности, которые задают новый, более пониженный тон. Открытия и изобретения прекращаются. Наука сначала перестает двигаться вперед, а потом падает все ниже и ниже. Учебные заведения закрываются одно за другим от недостатка учащих и учащихся. Библиотеки и музеи подвергаются разграблению или погибают от пожаров. Изучение наук сводится к бессмысленному зазубриванию мудрости прежних времен и к погоне за дипломами, дающими преимущество в борьбе за существование. Любознательность исчезает, литература и искусства падают. Простота и естественность в литературных произведениях заменяются вычурностью, насыщеностью и пустословием, а мысль – трескучей фразой. В литературную область врываются в качестве чего-то нового декадентщина и порнография, старые как мир». (В. А. Мошков. Механика вырождения, 1910 г.)

Вам ничего это не напоминает? Между тем, эти строки написаны почти век назад. А вот что должно ждать нас при, как выразился В.А. Мошков, «правильном течении общественной болезни»: «…Сильный упадок уничтожает все лазейки, в которых можно спрятаться. Такие лазейки дают в изобилии большие, сильные и хорошо организованные общества. Здесь устанавливаются такие искусственные условия, при которых оберегается жизнь существ, совершенно негодных и ненужных для общественной жизни. Сюда относятся всякого рода выродки умственные, нравственные и физические, которые благоденствуют благодаря своему высокому положению в обществе, родству с людьми сильными, богатству, унаследованному от здоровых предков, или просто благодаря гуманным законам и учреждениям, существующим в благоустроенном государстве. Во время хорошего упадка все эти искусственные условия теряют свою силу. Высокое положение в обществе уже не спасает человека, потому что в разгар упадка нет такого сильного и высокого положения в государстве, которое бы не пошатнулось. Богатство, не охраняемое властью, также теряет свою силу, потому что легко может быть отнято от человека всевозможными средствами. Законы в выродившейся стране, хотя и продолжают существовать, но их никто знать не хочет, и нет никакой власти в государстве, которая в состоянии была бы наблюсти за их исполнением. А потому человек лишается всякой поддержки со стороны общества и принужден собственными силами, как может, отстаивать свое существование… Единственное спасение для человека в это время – примкнуть к какому-нибудь кружку, партии или обществу, а для этого нужно обладать хоть какими-нибудь достоинствами, без которых человек становится обузой и излишним балластом. Его не станут терпеть ни минуты там, где каждому дело идет о спасении собственной шкуры.

Последние годы упадка, особенно в Железном веке, бывают самыми тяжкими. В это время народ, лишенный патриотизма и утомленный вечной опасностью, грозящей со всех сторон, уже не думает о своей политической самостоятельности и потому не только не противится чужеземному владычеству, но жаждет его и встречает завоевание своей страны с искренней радостью. (В. А. Мошков. Механика вырождения, 1910 г.)

В принципе, всё было бы у нас ещё относительно «нормально» (для данного периода, разумеется), если бы не крайне неблагоприятное для нас стечение ряда обстоятельств, таких, как:

1. Усиленное смешение, на протяжении последнего 400-летнего цикла, и особенно – на протяжении последнего («железного») века, государствообразующей русской нации с нацменьшинствами, не родственными ей, обладающими совершенно чуждыми ей национальными психологиями, и, кроме того, стоящими на гораздо более низкой ступени общественного и нравственного развития. Подтверждением последнему служит не только сохранившийся до сих пор, но и наоборот, расцветший за последние годы пышным цветом дремучий узконациональный эгоцентризм нацменьшинств. Следствием этого смешения стало ускоренное вырождение государствообразующего этноса и подавление многих его важнейших национальных качеств.

2. Мощнейшее отрицательное воздействие извне, сил, заинтересованных в окончательном физическом устранении русского этноса – как опасного геополитического конкурента и духовного антипода. Эти силы спровоцировали две мировые войны, в которых Россия понесла больше потерь, чем все остальные страны – участницы, вместе взятые; эти силы помогли своей «пятой колонне» в России – революционерам-большевикам – осуществить революцию, а затем, в ходе «гражданской войны» (которую вполне можно рассматривать как этническую чистку) и «красного террора» провести открытый геноцид русского народа, при котором за 4 года (1918-1922) погибло не менее 20 млн. человек. Причём уничтожению подвергалась, как известно, лучшая часть общества: национальная интеллигенция, офицерство и пр. Только захват единоличной власти Сталиным, несмотря на известные издержки, позволил избежать гораздо более серьёзной катастрофы и, возможно, сорвал далеко идущие планы тогдашней «мировой закулисы» в отношении России (откровения Троцкого на этот счёт – см выше). Во второй половине ХХ века эти же силы втянули страну в разорительную «холодную войну», создав условия для последующей очередной «революции» (1991 г.) и очередной ломки всего и вся, в коей наиболее активное участие (не без пользы для себя) приняли представители всё той же «прогрессивной» национальности, что и проводили, совместно с прочими инородцами, «красный террор» и антиселекцию населения в 1918 г. Впрочем, маниакальная тяга сей нации «бежать впереди паровоза» и всегда во что бы то ни стало быть в авангарде, отмечена давным-давно. («…Постепенно евреи становятся выразителями стремлений всей новой эпохи». - А. Гитлер.)

3. Повторение на качественно новом уровне ситуации начала ХIII века, когда очередной спад пассионарности русского народа и его глубокий нравственно-психологический кризис совпал по времени с пиком пассионарности и агрессивности внешнего врага, пусть и находящегося на более низкой ступени развития. В начале ХIII века таковым стали татары, сейчас же эту роль играют направляемые и поддерживаемые еврейской «пятой колонной» в России агрессивные кавказские и азиатские этносы, постепенно, «тихой сапой», занимающие жизненное пространство государствообразующего народа. Отличие ситуации начала ХIII века от нынешней состоит в том, что сегодня, во-первых, агрессора поддерживают, финансово и идеологически, влиятельнейшие в мире силы (т.н. «мировое правительство», и ведомые им наши победители в «холодной войне), и во-вторых, одним из активнейших пособников агрессора является наше собственное государство, строго говоря, давно уже переставшее быть «нашим». В 1237-1240 гг. удельные князья, хоть и каждый сам по себе, но тем не менее организовывали оборону, поднимая русских людей на борьбу, сражались вместе со своими воинами, «живота не щадя», и погибали вместе с ними. Нынешние же наши правители – сами всецело на стороне захватчиков.
Копытень
В подобной ситуации борьба русского этноса за своё выживание чудовищно затруднена, хотя это отнюдь не значит, что нужно вовсе прекратить борьбу ввиду её бесполезности, и сдаться на милость победителя. Тем более, что на неё можно и не рассчитывать: русский народ давно приговорён. Исходя из реалий сегодняшнего дня, можно сделать однозначный вывод: к сожалению, в ближайшее время, несмотря на отчаянную борьбу одиночек, широкого подъёма русского национально-освободительного движения ожидать не приходится. Это – дело будущего, хотя и не очень отдалённого. Но готовить почву для будущего подъёма мы обязаны, и чем большее количество людей примет в этом участие, тем больших жертв нам удастся избежать.

Полноценное возрождение русского этноса, по большому счёту, возможно будет только тогда, когда современное россиянское государство – рай для инородцев и тюрьма для русских – рухнет окончательно. Не раньше. Совершенно очевидно, что это возрождение может начаться только в таких условиях, когда смогут проявиться все преимущества русских людей перед их нынешними поработителями: сообразительность, смекалка, трудолюбие, ответственность, общинность (а не стадность, характерная скорее для «маленьких, но гордых народов»), честность, высокая, несмотря ни на что, духовность. Я сейчас говорю, конечно, о той неиспорченной и неразвращённой, не поддавшейся вырождению части русского народа, которая, к сожалению, сейчас в подавляющем меньшинстве, но с которой и начнётся возрождение нации.

Полноценное возрождение начнётся тогда, когда утратят силу нынешние преимущества агрессивных инородцев и их кагальных «шефов», когда в наступивших новых условиях им уже не на ком и не на чем будет паразитировать. Стадность и нахрапистость оккупантов дают им выгоды только при наличии некоего «корыта», к которому можно протиснуться, оттолкнув при этом всех остальных. Если же «корыто» опустело – то лучше убраться на тёплую историческую родину. По всей видимости, «смутное время» для нас не только не закончилось, но ещё и как следует не началось, и падать нам предстоит, по законам логики, до самого дна. Тем не менее, видимо, только великие потрясения смогут пробудить силы, дремлющие до поры до времени в недеграгировавшей ещё части русского народа, пробудить его инстинкт самосохранения. Ничего не поделаешь, видимо, так уж мы устроены. «Жареный петух» обречён играть слишком большую роль в русской истории. «Наше» же государство сейчас делает всё, чтобы приблизить момент прилёта сей «птицы мудрости» – низкий ему за это поклон.

В предыдущих главах я уже говорил, что, по большому счёту, национальные традиции невозможно убить, можно лишь подавить их, но они непременно проявятся в годину суровых испытаний у недеградировавшей части общества. Сейчас русские действительно разобщены и пассивны, что даёт повод недоразвитым и хищным народам, привыкшим держаться и нападать стаями а жить за чужой счёт, считать нас быдлом и воспринимать как своих рабов. Но когда придёт, наконец, время, прозреют и воспрянут сразу все – как по команде. Вот тогда нелюдям в человеческом обличье придётся туго.

Привлекая на помощь уже упоминавшегося и цитируемого мною В.А. Мошкова, и продолжая его мысль (впрочем, вероятно, для многих это вовсе и не будет откровением), мы можем сделать следующий вывод: очевидно, раньше, чем это предопределено законами природы и законами развития общества, подъём в этом обществе наступить просто не может. Сейчас у нас для этого не сложилось ещё объективных условий, хотя «время Ч» уже не за горами. Тем не менее, мы можем и обязаны в меру своих сил приближать этот день. И прежде всего – необходимо объединять по-настоящему русских людей.

Возрождение русской нации начнётся там и тогда, где и когда возникнут, во-первых, серьёзные признаки самоорганизации народа именно по национальному признаку, а во-вторых, серьёзные организации самозащиты, действующие на постоянной основе, и с которыми вынуждена будет считаться даже власть. Сейчас уже возникают кое-где славянские общины – это есть первая, робкая пока ещё попытка самоорганизации русского народа. Тем не менее, именно в них я вижу прообраз будущего русского общества.

Возрождение русской нации начнётся там и тогда, где и когда мы впервые услышим, что местные жители какого-либо города или села, к примеру, выгнали со своих рынков в конец обнаглевших кавказцев, задирающих цены до небес. Или – вышвырнули цыган, торгующих вовсю наркотиками. Или – принудили массовой акцией протеста местную власть отменить своё очередное антинародное решение. Причём чтобы всё это было не спонтанным действием, мгновенным выбросом энергии с последующим впадением, как всегда, в спячку, а при необходимости – могло в любой момент повториться, причём в более значительных масштабах.

Возрождение русской нации начнётся там и тогда, где и когда появятся музыкальные группы, которые вместо блеяния так называемых «песен» из двух фраз, шизофренического, как правило, содержания, будут петь настоящие песни национально- патриотической направленности. Песни, которые потом запоёт вся страна.

Возрождение русской нации начнётся там и тогда, где и когда возникнет сама ни с чем не сравнимая, объединяющая людей атмосфера национального подъёма, когда теперешняя психология выжидания уступит место психологии немедленного и решительного действия.

А для того, чтобы осуществить всё это, необходимо преодолеть последствия расового смешения, и прежде всего – создать настоящее русское национальное государство. Чухну оставить чухонцам. Русь – русским. Возродить русскую нацию смогут только русские, оставшиеся по-настоящему русскими – русскими не по вере, не по культуре, не по убеждениям и не по амбициям, а прежде всего – по крови. Таких сейчас – меньшинство, и именно этим можно объяснить вялость нынешнего национально-освободительного движения, а также – рабскую, азиатскую покорность и пассивность большинства нашего населения. Но возродить страну и народ смогут только они, и никто больше. Из «населения» необходимо превратиться в Нацию. А на этом пути неизбежна борьба, в том числе, и с деградировавшей частью общества. Если не борьба, то, по крайней мере, размежевание, в том числе территориальное. Пусть даже – ценой «сморщивания» России до размеров Московского княжества ХV века.

Сейчас снова пришло «время собирать земли», как и много веков назад. Разница в том, что собирать надо не земли, а людей! Лучшим выходом было бы, конечно, создание «Русской автономной республики», идея которой периодически всплывает в прессе. Это был бы идеальный вариант для концентрации русских на относительно небольшой территории для преодоления кризиса, создания атмосферы национального подъёма и последующего мощного созидательного рывка! И через каких-то несколько десятилетий результаты «русского реванша» были бы таковы, что удовлетворили бы даже отъявленных «евразийцев» – «державников». Но – как наша прожидовлённая власть, так и «мировое сообщество» прекрасно понимают, какую опасность для них таит в себе сама возможность создания русского мононационального государства, пусть даже карликового, и потому сделают всё, чтобы этого не допустить. Они всегда стремились использовать инородцев в качестве противовеса русскому этносу. А здесь придётся лишиться этого противовеса. «Народы России» - это графитовые стержни в ядерном реакторе русской пассионарности. Сейчас же они «вдвинуты» в глубь этого «реактора» настолько, что грозят заглушить его вовсе. Кагал прекрасно понимает, что без русских «народы России» – ничто, и полезны ему они остаются только при условии существующей в России национальной «чересполосицы» и чехарды. И потому сделает всё, чтобы подобная ситуация существовала у нас всегда.

Остаётся единственный вариант: действовать в рамках нынешнего государства и под гнётом оккупационного правительства. Но действовать – по-своему. Так, совершенно бессмысленными мне представляются попытки «проникнуть во власть», дабы навести там порядок: во-первых, власть моральных уродов тщательно охраняет себя от нормальных людей, во-вторых она может сама сломать и «переделать» любого на свой аршин, и в-третьих, нормальный человек во власти, оставшийся, не смотря ни на что, нормальным, долго там всё равно не протянет – в крайнем случае его просто устранят. А потому приход к власти «честного человека», наподобие никитинского генерала Кречета, остаётся по-прежнему лишь уделом писательских фантазий.
08_demonstr_2005
Борьбу за места в Думе и за пост «Президентия всея Россиянии» следует оставить «заинтересованным лицам». Наш народ все эти политические дрязги уже сейчас волнуют меньше всего. А необходимо – объединять русских, повторю, настоящих русских людей, в общины и прочие организации (псевдорусские туда, скорее всего, и не придут, им дороже собственный покой), и создавать настоящее, русское государство внутри Россиянии. Со своей экономикой и «силовыми структурами», со своей культурой. Тщательно охранять это государство от проникновения чуждых элементов, которые непременно будут стараться проникнуть туда, чтобы его разрушить изнутри. А когда, стараниями россиянского государства, придёт, наконец, «время Ч», и Жареный петух будет уже кружить над нами, выбирая, куда бы побольнее клюнуть – окрепшие к тому времени русские общины выступят в роли магнита, к которому потянутся уже все, почувствовав, на чьей стороне сила и правда. Закалённые в борьбе руководители русских общин станут уже общепризнанными лидерами. И в один прекрасный момент окрепшее русское государство в государстве разорвёт уродливую россиянскую оболочку, и вырвется на свободу.

Конечно же, я не отказываю в праве называться русскими всем тем, кто считает себя таковыми. Но правда момента состоит всё-таки в том, что большинство из них всё же является скорее «заготовками», нежели настоящими русскими людьми. Главный критерий здесь таков: а на что ты реально готов ради народа, частью которого себя считаешь? Если самое большее, что ты сможешь сделать – это сходить на избирательный участок, то вряд ли ты действительно русский человек. Будь сейчас спокойное, мирное время – «переплавить» подобные «заготовки» в «качественный продукт» было бы реально. Но в период войны на наше уничтожение, повторюсь, нацию могут спасти только настоящие, недеградировавшие русские, русские по крови. Русские, оставшиеся русскими. Главная задача – объединить этих людей. В конце концов – всё в наших руках.
Оригинал статьи
promo victorvideo october 18, 20:01 2
Buy for 30 tokens
Фото: Дмитрий Феоктистов/ТАСС Рейтинг главы государства не растет, несмотря на усилия пропаганды Материал комментируют: Виктор Алкснис Владимир Путин утратил доверие большинства россиян. Это следует из опроса ​* «Левада-центра». Как выяснили социологи, главе государства сейчас…