victorvideo (victorvideo) wrote,
victorvideo
victorvideo

Categories:

Мы думаем, что судим Сталина – но это он нас судит с высоты его бессмертия. К 140-летию

Мы думаем, что судим Сталина – но это он нас судит с высоты его бессмертия. К 140-летию

Про Сталина писать легко. Каждому есть, что сказать об «отце народов».

Человек, рожденный в позапрошлом веке, до сих пор вызывает такую бурю эмоций у своих соотечественников, что кажется бессмертным. Или вечным.

Чтобы понять, с кем мы имеем дело, говоря о Сталине, достаточно просто задать себе вопрос: кто из наших современников вызывает к себе подобной силы преклонение или столь же лютую ненависть?

Никто. Даже близко никто.

Вот это и определяет ту меру, с которой имеет смысл подходить к фигуре Сталина в канун его 140-летия.

Все его политические наследники оказались пигмеями, до конца жизни вздрагивавшими от воспоминаний о нем. Но кроме страха им все равно день за днем приходилось соизмерять масштаб задач и работы, которая выпала на их судьбу, с просто гигантским сталинским наследием.

И если от комплекса неполноценности не смогли избавиться ни Хрущев, который истерично пытался грозить всему миру, ни Брежнев, похожий на старого актера провинциального театра в своем маршальском мундире с Орденом Победы на груди – то что говорить о нас?

Бесконечное оплёвывание Сталина последние 30 лет выглядит жалко и стыдно. Поколение, которое профукало целую страну, промотало вторую экономику мира, собранную по копейке потом и страшной кровью нескольких поколений предков, не имеет никакого права ни осуждать, ни даже высказывать своего мнения про Сталина. Человека, который смог обуздать разрушительный ураган под названием «русская революция» и обратить его чудовищную силу на великое созидание.

Мы в 1991 году могли только равнодушно смотреть, как распадается на части наша Родина и ее терзают орды варваров. А Сталин смог собрать историческую Россию после Великой Катастрофы, которую не пережили еще три европейские империи.

Что толку спорить о коллективизации, цене индустриализации или масштабе репрессий, которую большевики рассматривали в логике Гражданской войны?

Чтобы иметь право судить Сталина и его соратников, которыми себя считали десятки миллионов людей, нужно совершить в жизни хоть что-то стоящее, что может считаться следом, оставленным в истории. У меня, например, такого права нет. А у кого есть?

Китайцы и здесь оказались мудрее нас. Они не стали сводить счеты с прошлым и мстить мертвому Мао Дзедуну. Напротив, он естественным образом вошел в их пантеон величайших национальных героев и занял там свое достойное место, а китайцы спокойно продолжили обустраивать свою страну.

А мы выбросили Сталина из мавзолея и вот уже 66 лет пытаемся без наркоза ампутировать кусок собственной истории, время от времени теряя рассудок от боли.

Сталин же не побоялся в 1941 году соединить историческую ткань России, вернув ей память о славной имперской истории и ее величайших героях, хотя для этого ему пришлось пересмотреть опыт всей своей жизни, все свои убеждения. Великий человек не побоялся изменить себя, хотя в жизни не прочитал ни одной книжки по личностному росту.

Пока мы будем продолжать попытки собрать пазл русской истории и русской судьбы, трусливо вынимая из него огромную часть под названием «Сталин», ничего в нашей судьбе не сложится.



victorvideo

Tags: #Вектор, История России, История СССР, СССР, Сталин, мнения, общественное мнение, общество, права граждан, упадок России
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo victorvideo 09:58, monday 4
Buy for 30 tokens
В конце XIX века Герберт Уэллс сочинил роман «Война миров» о нашествии на Землю марсиан. За минувшие сто с лишним лет сюжет стал одним из самых распространенных и породил множество подражаний. Стоит напомнить, что марсиане, находившиеся на высокой стадии развития, развернули…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments