?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Что будет можно, а что нельзя при законе о fake news

Законопроекты об арестах и штрафах для СМИ каждый начал трактовать по-своему
Фото: Екатерина Сычкова © URA.RU

Сутки страна обсуждает штрафы за неуважение к государству и распространение недостоверной информации в интернете. Законопроекты внес председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас и депутаты Госдумы, однако отсутствие подробностей вызвало тревогу в обществе: речь о тотальной цензуре? Что можно будет, а что нельзя — «URA.RU» разобрало с журналистом, председателем комиссии Общественной палаты РФ по развитию информационного сообщества Александром Малькевичем.


Член Общественной палаты Александр Малькевич уверен, что интернет не надо считать территорией свободы.

— Александр Александрович, первая реакция на эти законопроекты была практически однозначной: государство вводит тотальную цензуру. Так вводит или нет?

— Сейчас активно раскручивается тема: дескать, традиционным СМИ верить нельзя, а настоящая правда, истина в последней инстанции — только в мессенджерах, в анонимных каналах. Но весь мир уже давно понял, что распространяемые фейки способны приводить к тяжелым последствиям.

Давайте вспомним трагедию в Кемерово, пожар в «Зимней вишне». Тогда распространение ложной информации привело к тому, что люди вышли на улицу, чуть ли не начали штурмовать местную администрацию. В Индии минувшим летом прокатилась волна самосудов — там толпа растерзала около 30 человек, которых из-за фейковых сообщений в WhatsApp заподозрили в похищении детей.

Мы живем в век колоссальных информационных скоростей, нет времени перепроверять информацию, мы жадно глотаем ее. Поэтому любой вброс может страшно сдетонировать. Мы даже не до конца представляем — насколько серьезно.

— То есть вы считаете, что по СМИ новый закон не ударит?

— Тут такая ситуация: есть газета, у нее тираж 10 тысяч экземпляров. Но в редакцию регулярно приходят ФАС, Роскомнадзор, МЧС. Постоянно давят за любое, даже мнимое, нарушение. А есть какой-нибудь полуанонимный блогер, у которого 100-150 тысяч подписчиков, и к нему никто не приходит. Он ни в каком правовом поле не находится, может зарабатывать, сидит у себя в квартире — красота просто! Получается, что у нас не защищены в большей степени СМИ. Бороться с ними никто не собирается.

Несанкционированная акция сторонников Алексея Навального "Он нам не царь". Екатеринбург, влюбленные, интернет, пара, свобода слова, цензура, молодежь
Борьба за прозрачность в интернете идет во всем мире


— Постойте, но если я, журналист, напишу, что губернатор плохо справляется со своей работой. Это расценят как фейк? Где грань между мнением, критикой и заведомо ложной информацией?

— Согласен с вами, что нам нужно определить и грань, и терминологию, помочь законодателю обстоятельно подойти к этому вопросу. Без перегибов. Я вам смоделирую встречную ситуацию. Вот о вас, журналисте «URA.RU» или вашей редакции, завтра могут написать в Сети любую гадость. И что? Никакой защиты нет. В отличие, кстати, от Запада. Там, поверьте, сразу забанят аккаунты ваших обидчиков.

Я считаю, что и мы сейчас должны определиться, что такое фейк, а что — нет. И важная деталь — законопроект предлагает привлекать ответственность не за ложные сведения, а за распространение недостоверной информации, которая может привести к катастрофическим последствиям.

В первую очередь имеются в виду сообщения о якобы пожарах в торговых центрах, авариях на атомных станциях, стрельбе в школах. Все это рождает серьезную панику. И такую панику очень легко инициировать. Сидите, пьете кофе, а полстраны уже на ушах.

— Мы копируем мировой опыт, или у нас все жестче?

— Напротив, Facebook и Google на Западе вообще понимают под фейк-ньюс самые разные вещи. Но там работает очень хороший механизм, который не дает пользователю даже опубликовать какие-то экстремистские сообщения. Их банят уже на этапе премодерации. И это хорошо для самого пользователя. Ведь у нас происходит так: человек выложил экстремистский пост, к нему приходят силовики, и он начинает отбиваться.

Социальные сети. Курган, социальные сети, facebook, фейсбук, компьютер, интернет
На Западе в Facebook работает премодерация постов, поэтому все проще.

Там такое сообщение не пройдет «нулевой этап». Если же ты два-три раза пытаешься опубликовать такой пост, тебе приходит предупреждение: еще раз попробуешь — лишишься аккаунта. У нас этого нет. Думаю, это следующий этап. Ведь если бы наши соцсети сразу бы блокировали гадости, которые пишут люди, то и не было десятков уголовных дел.

— А если я в личной переписке с вами напишу, что губернатор — козел? Все, сушить сухари?

— Нет, не сушить. Даже если я решу вас «заложить», то ничего не получится. Потому что это ваше сугубо личное мнение, высказанное в частной переписке, не более того. Вы можете в такой переписке сказать, что губернатор — козел. Если вы, как журналист, напишите в СМИ, что губернатор не справляется с работой, за это вас тоже не привлекут — это критика, ваше мнение, его никто не ограничивает.

При этом надо помнить, что ответственность за надругательство над госсимволами у нас уже существует. Мы не можем выйти на улицу и растоптать флаг страны в центре города. Если мы это сделаем, то понесем наказание. Почему же кто-то считает, что в интернете флаг топтать можно? Мы сразу слышим, что интернет — это территория свободы. Нет, друзья, такой территории. Попробуйте порезвиться с американским флагом у них, на родине демократии, в том числе, в интернете. Взбодрят очень быстро.

— Резюмируя: новые законопроекты не станут репрессивным инструментом?

— Я уверен, что надо сделать первый шаг — все подробно обсудить. Второй шаг — конкретизировать терминологию. И далее — посмотреть, как будет работать на практике.
©






victorvideoСтрелка

Recent Posts from This Journal

promo victorvideo 11:10, monday 5
Buy for 30 tokens
Пенсионную реформу правильнее назвать пенсионным грабежом. Дело в том что это не реформа. Реформа подразумевает постепенное повышение пенсионного возраста. Поясню, Человек которому 40 лет говорят - вы уйдете на пенсию в 60. Он знает об этом, он рассчитывает на это и готовится к этому. У него…