victorvideo (victorvideo) wrote,
victorvideo
victorvideo

Category:

Михаил Хазин: Дежа вю или 90-е возвращаются

Михаил Хазин: Дежа вю или 90-е возвращаются

Отношение к приватизации в российском обществе, мягко говоря, не однозначно. Очень многие слои населения ее до сих пор не приняли. К сожалению, это обстоятельство негативно сказывается в том числе и на российской государственности. Почему?

Дело в том, что основные бенефициары приватизации стали таковыми не потому, что занимались классическим предпринимательством, а за счет близости к власти – за счет того, что доказывали ей свою верность и преданность. Зачастую, таковыми становились не самые законопослушные и высоконравственные граждане. И получили они имущества — не на десятки тысяч, а на миллиарды долларов. Ну, тем кому не повезло, на сотни миллионов…

Управлять этим они не умели, да и не хотели. Поскольку любое управление требует квалификации, то есть, квалифицированных управленцев. А они опасны — могут что-то такое сделать, что зачастую безграмотные собственники не поймут и не заметят, так можно и лишиться всех активов. Лучше уж более или менее постоянные убытки, которые на фоне изначального объема активов не очень будут вначале видны. И что в такой ситуации нужно делать?

Правильно, нужно решать две главные задачи. Первая — прибавить к естественным убыткам от глупого управления активами убытки от изымания капитала в свой карман. Но как эти убытки компенсировать? А очень просто! Нужно, используя образовавшийся финансовый ресурс, коррумпировать чиновников (тем более, что многие из них спят и видят, чтобы их коррумпировали) и компенсировать убытки из бюджета! Ну, или, из государственных банков (коммерческие-то дают все менее и менее охотно, по мере нарастания убытков и долгов).

Вторая — нужно бороться с теми реальными предпринимателями, которые своей конкуренцией увеличивают убытки. То есть — продавливать такую политику государства, которая ликвидирует все реальные предприятия, которые работают в стране! И ничего личного, только бизнес!

Беда только в одном: поскольку в стране кризис, уже пять лет, денег в бюджете все меньше и что тогда делать? А остается единственный вариант — вспомнить молодость и начать приватизировать сначала! Государственных активов не дают, так можно рейдерить тех, кто, по каким-то причинам еще работает. Благо под рукой уже коррумпированный государственный аппарат. Причем, поскольку ситуация ухудшается довольно быстро, отжимать надо собственность приличную.

Это все, так сказать, теория. Которую я излагаю уже много лет. Но в последнее время что-то увеличилось количество конкретных примеров, причем их масштаб растет. Последняя история, о которой я уже упоминал, это попытка предпринимателя Мазепина отжать «Тольяттиазот». Но самое интересное, с точки зрения главной мысли настоящей статьи, это история «успеха» самого Мазепина, который является яркой иллюстрацией описанной выше теории.

Начать надо с того, что Дмитрий Мазепин в 2008 году приобрёл 90,02% акций ОАО «Воскресенские Минеральные удобрения» (ВМУ) стоимостью $382 млн у компании Uritrans. Покупка осуществлена с помощью кредита Сбербанка на 3 млрд рублей, при том, что к тому времени перед банком у Мазепина уже была задолженность в 700 млн рублей. В то же время, обыграв на аукционе «Газпром», Мазепин приобрёл пакет акций Кирово-Чепецкого химкомбината (КЧХК).

Основные активы обоих заводов впоследствии выведены через другие предприятия – ЗАО «Завод минеральных удобрений» и кипрскую Assethill Holdings Ltd – и присоединены к АО «ОХК «Уралхим».

После чего КЧХК по факту ликвидирован, а деятельность ВМУ к 2009 году остановлена по требованию Ростехнадзора из-за многочисленных нарушений. Тогда же в результате сделки с РЕНОВА, также на заёмные средства, Мазепин получил 9,76% Тольяттинского аммиачного завода. К 2009 году задолженность «Уралхима» Мазепина перед Сбербанком составляла около 5 млрд рублей.

Будучи основателем и основным бенефициаром «Уралхима» (полностью принадлежавшего по документам кипрским офшорам), Мазепин в декабре 2013 года приобрел 20% «Уралкалия», крупнейшего в стране производителя минеральных удобрений. Стоимость сделки оценивается в $4 млрд, для нее банк ВТБ выдал Мазепину кредит $4,5 млрд под залог акций приобретаемого актива. Сегодня долг «Уралкалия» составляет $5,5 млрд, из которых $2,46 млрд – перед Сбербанком, а пакет, приобретенный Мазепиным, за это время упал в цене до $1,2 млрд, в том числе из-за многочисленных «незапланированных» трат – на предприятии постоянно происходят техногенные аварии, а по требованию президента РФ оно обязано расселить жителей г. Березники Пермской области, которые проживают вблизи провалов земли, образовавшихся из-за добычи на предприятии.

Сегодня АО «Уралхим» является ультра-закредитованной компанией. Долги холдинга, в том числе и за приобретенные в кредит акции предприятия «Уралкалий», оцениваются примерно в 253 млрд рублей. Эта сумма почти в 5 раз превосходит объём прибыли до вычета расходов (EBITDA).

«Вот такое у нас, дяденька, лето!» (С) В смысле, такое управление активами. И понятно, что если что-нибудь серьезное не отжать, то будут серьезные проблемы … И пусть мне кто-нибудь скажет, что история Мазепина не типична для выходцев из 90-х! Она просто один к одному повторяется в самых разных отраслях. до которых эти ребята сумели дотянуться. То есть — практически во всей экономике России. Неудивительно, что у нас кризис, когда такие мастера управляют нашим бизнесом и нашей экономикой.
©



victorvideoСтрелка

Tags: 90-е годы, общество, политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo victorvideo june 16, 23:29 35
Buy for 30 tokens
Минимальная пенсия, начиная с 2020 года – 9311 рублей, что соответствует принятому прожиточному минимуму. Но разве мыслимо на нее прожить в условиях, когда с каждым днем дорожает то, без чего существование невозможно: продукты и коммунальные платежи? О том, что пенсионер на минималке…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment